Илан Торн

Траун: рецензия

23 января 2018 года

Любопытный факт: слушать Тимоти Зана вживую – пожалуй, даже более интересно, чем читать его произведения. Он всегда кажется наиболее умным человеком в комнате. В любой момент способен взять какой-нибудь случайный факт или деталь – и выстроить на их основе полноценную историю; что он, например, блестяще продемонстрировал на своем мастер-классе во время Celebration Orlando. О вымышленных мирах Зан рассказывает не с позиции стороннего наблюдателя, а будто он там провел всю свою жизнь и доподлинно понимает местные обычаи и логику.

Так что неудивительно, что именно ему в 1991 году удалось заново открыть вселенную "Звездных войн". Выход романа "Наследник империи", первого в так называемой Трилогии Трауна, положил начало новой эпохе освоения Далекой-далекой Галактики – прежде всего, в литературе. Мир, намеченный Джорджем Лукасом, вышел за пределы киноэкрана и его законов, обрел подлинное третье измерение, стал гораздо более сложным и продуманным с точки зрения политики, культуры и науки. От героического мифа – к полноценной альтернативной реальности.

Так что тем более неудивительно, что, когда Lucasfilm решили вернуть самого известного и популярного из героев Зана в третьем сезоне мультсериала "Повстанцы", они обратились к автору, с которого все и началось больше 25 лет назад. Идеальное решение, как ни посмотри: хоть с художественной, хоть с маркетинговой точки зрения.

Встречайте, легендарный писатель снова в деле – и на этот раз он обращается к самым истокам! На протяжении почти 450 страниц и полутора десятка лет внутренней хронологии перед читателями разворачивается эпическая история восхождения: от изгоя с безымянной планетки на краю Галактики до гениального имперского военачальника, чье имя знакомо каждому хоть в имперском флоте, хоть среди фанатов "Звездных войн". Гранд-адмирал Митт'рау'нуруодо, можно просто "Траун".

Чепчики взлетают в воздух, восторженные отзывы расползаются по Интернету (ох, как его не хватало в 1991 году!), а многотысячная толпа в Орландо за несколько минут сметает весь тираж. И на следующий день конвента тоже сметает. И даже на третий день найти в продаже свободный томик не так-то просто.

Траун

Очередь к стенду издательства Del Rey на Celebration Orlando, где продают эксклюзивное издание "Трауна"

И вот это уже удивляет. Авторский стиль Зана довольно своеобразен, можно даже сказать – не для всех. И с годами это его своеобразие только усиливается. Суховатый, но при этом непростой язык, склонность снова и снова возвращаться к ранее заявленной информации и персонажам, неприкрытый энциклопедизм и стремление объяснять все и вся, избегая ненужных сантиментов и психологии. Отчасти это напоминает, скажем, произведения Джеймса Лусено – разве что интриги у того заметно попроще.

Но гораздо забавнее было бы сравнить Зана с... да, самим адмиралом Трауном – холодным и изобретательным стратегом, для которого даже произведения искусства являются в первую очередь носителем "культурного кода", единицами информации. Писателю не нужно прикладывать какие-то особые усилия для того, чтобы понять своего героя; они с ним уже много лет на одной волне. Два великих комбинатора, которые с помощью своего недюжинного ума и наблюдательности открыли доступ к закулисным механизмам Далекой-далекой Галактики, понимают ее тайные правила и неочевидные геополитические закономерности. А попутно открывают это запретное знание своим попутчикам – которые в такой компании и сами чувствуют себя умнее.

Конечно, это подкупает: читателям приятно погреться в лучах гения, пусть даже этот гений всегда держится сам по себе – ястреб на неприступной скале собственного интеллекта. И уж в чем-чем, а в интеллектуальности "Трауну" точно не откажешь. Редко какой ЗВ-роман ведет себя настолько "по-взрослому": исследует тонкости политической и военной системы Империи, плетет очень сложную систему взаимоотношений между разными чиновниками второго и третьего планов, и даже в боевых сценах избегает "спецэффектов", а мыслит прежде всего с точки зрения стратегических ресурсов и их эффективного применения. Если по ходу чтения вдруг возникнет желание достать с пыльной полки игру Empire at War, а то и Galactic Battleground – не стоит себя сдерживать, это нормальная реакция.

В отличие от большинства других авторов, которые в последние годы расписывали Темные Времена, Зан не делит свой мир на черное и белое. Вернее, за любым злом здесь стоит прагматизм, а любое добро – априори условно и зависит в первую очередь от личных интересов каждого из персонажей. Подход для "Звездных войн" необычный и уже этим по-своему интересный: вместо героев и злодеев тактический разум Трауна (или Зана?) делит обитателей Галактики на союзников и соперников. Соответственно, и сам роман отказывается от привычных жанровых структур и скорее выглядит антологией военно-политических "кейсов". У протагонистов есть цель – на их пути расположены те или иные препятствия – для успеха нужно взглянуть на ситуацию под неожиданным углом и грамотно провернуть комбинацию с учетом имеющейся информации и ресурсов. По достижении цели – взять новую и повторить.

Первые пару раз это действительно интригует; благо, Зан всегда был мастером в том, что касается хитрых планов и неочевидных мотиваций. Но затем в глаза начинается бросаться раздробленность и необязательность сюжета, скрепленного лишь очень пунктирной сквозной историей. Автор снова и снова отрабатывает одну и ту же последовательность событий и действий, которая неизменно приводит к одному и тому же результату: враг разгромлен, главный герой уходит на повышение, какой-нибудь некомпетентный флотский чиновник оказывается посрамлен (но ничего с этим сделать не может), а верный адъютант Трауна так и остается внизу карьерной лестницы – из-за чего он вроде как переживает, но верность шефу всегда оказывается сильнее.

Спору нет, следить за ходом умозаключений синекожего стратега всегда по меньшей мере любопытно. Тем более, что на этот раз Зан регулярно показывает события глазами самого Трауна, для которого любой разговор превращается в анализ тембра голоса, мимики, жестов и даже температуры тела (у инфракрасного зрения свои преимущества!) – но весь этот аналитический арсенал доступен герою с самого начала. За пределами начальных глав ни навыки, ни характер, ни мотивация протагониста не изменяются хоть сколько-нибудь серьезным образом. У истории есть направление, но нет драйва.

Траун

Траун и Прайс в первом эпизоде третьего сезона "Повстанцев" – Steps Into Shadow

От усыпляющей монотонности "Трауна" спасает второй протагонист: оказывается, свой "именной" роман Митт'рау'нуруодо делит с Ариндой Прайс – губернатором Лотала в "Повстанцах", но на момент начала книги – всего лишь менеджером семейной горнодобывающей компании. Она не так умна и хладнокровна, ей не покровительствует сам Император, а политические оппоненты снова и снова подрезают ее амбиции. Но именно это делает ее сюжетную линию настолько динамичной и живой! Прайс не застрахована от провала и ошибок, любую тактическую победу в высшем обществе Корусканта ей приходится вырывать силой, дипломатическим чутьем, а то и откровенной дерзостью. На каждом шагу она рискует потерять все свои достижения и откатиться на стартовую позицию.

Но главное ее отличие от Трауна – в человечности. У Прайс есть друзья и родственники, верность которым нередко вступает в противоречие с интересами Империи и карьерными устремлениями самой Аринды. Ей знакомы гнев и страх, она может затаить обиду, сомнения терзают ее, а эмоции то и дело сбивают с нужного курса. Пару раз перед ней даже встает реальный моральный конфликт – удивительная роскошь по меркам "Трауна"!

В этом романе Зан вообще почему-то всеми силами старается избегать конфликтов. Казалось бы, противников у Трауна много, но ни один из них не представляет для него реальной угрозы. И даже с хитроумным "консультирующим мятежником" из сквозной сюжетной линии у главного героя почти джентльменские отношения, которые без особенных изменений тянутся на протяжении многих лет – и могли бы тянуться еще бесконечно долго. Повстанец не устраивает по-настоящему громких акций, а Траун не торопится его ловить, потихоньку распутывая ниточки большого заговора. Конечно, с Прайс ситуация лучше, но ненамного: автор не доводит ее персональную историю до точки кипения, а последствия тяжелых выборов предпочитает оставлять за кадром даже тогда, когда их драматический потенциал очевиден. Например, ближе к финалу выясняется, что родители Аринды не самого высокого мнения об Империи – казалось бы, прекрасный повод проверить убеждения героини на прочность! Но нет, ситуация разрешается самым прямолинейным и безопасным для Прайс образом.

А ведь упор на "человеческий фактор" мог бы решить львиную долю проблем романа. Да, в интеллектуальном поединке у Трауна нет равных – он слишком умен, хладнокровен и пользуется беспрекословной преданностью своей команды. Так почему бы не обратить это против него? Зан не раз говорил, что прототипом его героя является Шерлок Холмс, а ведь тот не был неуязвимой аналитической машиной. Конан-Дойл прозорливо задал для своего легендарного детектива ахиллесову пяту – отношения с другими людьми, которые с одной стороны служили для него поддержкой, а с другой – в любой критической ситуации первыми попадали под удар. Вот и у Трауна есть свой "Ватсон", адъютант Илай Ванто, который вроде бы является важной частью книги и к финалу даже удостаивается чести называться другом гранд-адмирала. Но почему же эта дружба не подвергается никаким серьезным испытаниям? Почему Зан не ставит героев по разные стороны моральных баррикад, хотя для этого есть свои предпосылки? Почему ни один противник не выстраивает свою комбинацию таким образом, чтобы стратегическая победа Трауна поставила под угрозу его экипаж? Смог бы непобедимый полководец добровольно потерпеть поражение, если бы от этого зависело благополучие и верность его ближайших союзников?

В конечном счете, Тимоти Зан сам себе оказал медвежью услугу. Наконец-то получив возможность написать полноценный роман о своем любимом герое и истории его восхождения к вершинам славы, он только подтвердил то, что было известно еще в 1991 году: лучше всего Траун смотрится в роли злодея. В малых дозах и со стороны, как непредсказуемая, неумолимая и не до конца понятная угроза для настоящих героев-повстанцев, которые в его присутствии всегда находятся на волоске от гибели. Вот где конфликты, вот где непростые выборы и развитие персонажей! А выстраивать вокруг такого персонажа целую самостоятельную историю – или, как это делает Зан, подборку из нескольких разрозненных историй – это стратегическая ошибка. Весьма досадная, хотя и ни в коем случае не фатальная. И кто знает, куда занесет гранд-адмирала продолжение, выход которого уж объявлен в июле 2018?

Но пока что трудно не оценить иронию судьбы: самым слабым звеном романа под названием "Траун" неожиданно оказался сам Траун. Однако, как артистично!