Илан Торн

Асока: рецензия

9 октября 2017 года

Какая все-таки хорошая штука – контекст. С момента оригинального выхода "Асоки" прошел почти год, и за это время книга успела оставить весьма заметный след в истории "Звездных войн". Тут и в целом положительные отзывы, и жаркие дебаты на форумах и в социальных сетях (отдельное спасибо Пабло Идальго за терпеливые ответы и борьбу со спойлерами в первые недели после релиза), и чрезвычайно успешные продажи. Шутка ли, впервые ЗВ-роман для подростковой аудитории оказался на первой строчке в списке бестселлеров New York Times, сохранял свое лидерство аж три недели подряд и оставался в чартах не один месяц.

Здесь надо бы вспомнить контекст иного рода. В 2008 году, выходя с показов полнометражного мультфильма The Clone Wars, значительная часть фанатского сообщества пребывала в шоке: да как так можно! У Энакина Скайуокера, оказывается, был падаван; да еще и не-человек, да еще и девочка, да еще и наглая, назойливая и вообще "Шпилька"! Даже многоопытная Карен Трэвисс развела руками, задвинула эту непонятную героиню на второй, а то и третий план и в итоге написала один из самых слабых романов за свою ЗВ-карьеру. Между тем, годы шли, мультсериал The Clone Wars обрастал все новыми сезонами, его герои росли и развивались – и неожиданно ситуация изменилась самым коренным образом. В пантеоне Саги появилась новая звезда, ничуть не уступающая персонажам фильмов по популярности и влиянию на общий сюжет.

Асока Тано – джедай, изгнанница, героиня Войны Клонов и одна из предтеч Восстания.

Теперь ее уже не задвинешь на второй план. Ее история – важная часть истории "Звездных войн", и новым авторам неизбежно приходится учитывать это, ломая голову над вопросом: каким же должен быть "роман про Асоку"? Эпической хроникой Темных Времен на 600+ страниц? Детализированной биографией в духе Джеймса Лусено? Послесловием к дуэли на Малакоре, которое наконец-то даст ответ на один из главных сюжетных клиффхэнгеров 2016 года? Сиквелом мультсериала The Clone Wars? Приквелом Rebels?

Нет. Все это – не про Ahsoka; хотя, конечно, без отсылок к другим ЗВ-проектам и мифологии все равно не обошлось. Автор Э.К. Джонстон и члены Сюжетной группы Lucasfilm мудро рассудили, что в центре "личной" истории должна быть не история, но личность. Это вообще характерный подход для нынешнего канона: не забивать хронологию ради хронологии, а фокусироваться на конкретных персонажах и частных эпизодах из их жизни – на первый взгляд незначительных, но при этом меняющих их бесповоротно. И это работает как в комиксах , так и в больших романах и подростковых повестях.

Тут, пожалуй, нужно отметить, что хотя "Асока" и заявлена, как роман для подростковой аудитории, возрастные ограничения едва ли бросаются в глаза. По своему темпу, сложности языка и психологическим мотивациям книга Джонстон имеет гораздо больше общего со своими "старшими" товарищами, нежели, например, с приключенческими повестями Джуд Уотсон из серии Jedi Quest и Last of the Jedi. И даже несмотря на то, что абсолютное большинство фанатов Асоки знает ее по мультсериалам, в романе не чувствуется "мультяшности". Это не новеллизация неснятых эпизодов The Clone Wars и/или Rebels (привет Кристи Голден с ее "Темным последователем"), но вполне самостоятельное произведение со своими уникальными героями, локациями и именно что литературным подходом к драматургии.

Хотя, безусловно, знание прошлых и будущих событий помогает при чтении. Действие "Асоки" разворачивается примерно через год после провозглашения Империи: ветераны Войны Клонов еще не избавились от армейских привычек, простые граждане пока не привыкли к тоталитарным замашкам Нового Порядка, а единичные сенаторы и контрабандисты только-только собираются с мыслями о возможном восстании; впрочем, истребители уже держат под рукой. Старая жизнь закончилась, новая вот-вот начнется, и главная героиня по сути оказывается между двумя ключевыми этапами в своей жизни. Уже не коммандер армии Республики, еще не связная в рядах Повстанцев, а пока что – беглянка без определенной цели, которая кочует по Галактике от одной забытой богом планеты к следующей. Но чувствует, что перемены настанут уже очень скоро…

Пожалуй, в этом "Асока" перекликается с романом "Таркин" Джеймса Лусено. Обе истории разворачиваются как бы в перерыве между "по-настоящему" важными событиями, но в этом и смысл: протагонисты получают возможность перевести дух, осмыслить нажитый опыт, определиться с новыми союзниками и противниками, найти свое место в Галактике – и наконец-то стать теми классическими персонажами, которых мы знаем по фильмам и сериалам. Обрести свое оружие. Запустить свою Звезду Смерти.

Такой тип повествования позволяет Э.К. Джонстон не отвлекаться на события вселенского значения, а вместо этого сосредоточиться на самой Асоке, ее развитии, мировоззрении и отношениях с теми, кто ее окружает. К добру или к худу, обходится без романтики; то есть, да, одна из второстепенных персонажей, похоже, неровно дышит к своей таинственной новой подруге, но особого акцента на этом писательница не делает. Гораздо важнее для Джонстон показать, как межличностный контакт и чувство сопричастности меняют главную героиню, выводят ее из добровольного изгнанничества и помогают обрести себя.

Тут уже напрашиваются переклички с другими заметными произведениями последних лет — "Кеноби" и "Новым рассветом" Джона Джексона Миллера. Та же сюжетная завязка (таинственный незнакомец с темным прошлым пытается затеряться в тихой провинции, но против своей воли оказывается втянут в переделку), похожие нотки вестерна, неторопливый темп повествования, внимание к бытовым деталям, вроде местных настольных игр или аварий на производстве, и общая атмосфера тихого рабоче-крестьянского захолустья, где даже имперский гарнизон ведет себя расслабленно и не обращает внимания на мелкие происшествия. До поры до времени.

Правда, гениальность того же "Кеноби" заключалась в том, что трансформацию своего протагониста Миллер наблюдал со стороны, лишь изредка открывая читателям мысли и чувства самого Оби-Вана – и потому скромный мир Татуина неожиданно расцветал, становился полноправным героем книги. "Асока" же выстроена намного более просто и прямолинейно: многие второстепенные персонажи прописаны лишь пунктиром и не столько раскрывают характер главной героини, сколько помогают ей раскрыться самостоятельно. Впрочем, это тоже неплохо. Асоке вполне по силам держать сюжет на своих плечах, у нее есть яркая индивидуальность и свой голос – и этот голос Джонстон передает на редкость точно, со всеми знакомыми по сериалу особенностями, вроде участливой мягкости в разговоре с детьми или, наоборот, излишне самонадеянной "шпильковатости" при столкновении с врагом. Неслучайно аудиоверсию романа взялась озвучить сама Эшли Экстайн; трудно представить себе более удачное сочетание текста и его исполнения.

Тем не менее, в определенный момент сонный провинциальный сеттинг Ahsoka начинает утомлять. Первая половина книги чем дальше, тем больше выглядит откровенно старомодно: ей богу, потенциал историй про постепенное вторжение Империи в размеренный быт мирной планеты и последующее зарождение первых ростков сопротивления был до дна реализован еще в 2014 году с первым сезоном Rebels. К счастью, на середине романа Джонстон неожиданно тасует карты, совершает резкий стилистический скачок, ускоряет темп повествования, а главное – выходит на совершенно новые, интригующие темы.

Асока

И корень этих перемен заключается в том, что Асока – джедай. Банальная мысль? Не спешите с выводами. Да, героиня уходит из Ордена в финале The Clone Wars. Она так никогда и не становится рыцарем. Она не признает свой статус даже годы спустя, уже в Rebels. И все же Асока – самый настоящий джедай, и ее добровольное изгнание не только не опровергает, а даже подтверждает ее права: юный падаван своими глазами видит, насколько скомпрометировал себя официальный Орден, сколь многие свои идеалы и принципы многомудрые мастера принесли в жертву войне, как близко они подошли к темной стороне. И вот теперь, в годы абсолютной власти Империи Ситов, именно Асока становится наследницей истинных традиций джедаев.

Довольно неожиданная трактовка со стороны Э.К. Джонстон и Сюжетной группы – тем более, что даже в Rebels такие мысли не высказывались напрямую. Но в этом и заключается ключевое отличие романа "Асока" и его главной героини от, скажем, протагонистов "Кеноби" и "Нового рассвета". Оби-Ван и Кейнан стремятся уйти от своего наследия, затеряться в быту повседневной не-мистической Галактики. И даже несмотря на то, что сюжет вынуждает их вновь взять в руки световой меч, в конце концов они все равно оказываются изгнанниками без храма. Асока же давно от всего этого отказалась, причем не вынужденно, а по собственному взвешенному выбору. И ее путь в романе – не к изгнанничеству и переосмыслению собственного "джедаизма" (с этого она начинает), а к тому, чтобы заново открыть для себя ценности и мифологию ордена. В каком-то смысле, обнулить счетчик Войны клонов.

И вот, из очередной истории про зарождение Восстания "Асока" неожиданным образом превращается в смелый и неглупый роман о том, что значит быть джедаем. О том, как даже в самые темные времена можно найти и сохранить надежду на будущее. О том, сколь бессмысленно искать победы в войне, особенно здесь и сейчас. О том, что во вселенной все еще остались свои святые тайны и необъяснимые проявления Силы – в частности, Джонстон закладывает несколько весьма любопытных идей в мифологию кристаллов световых мечей и планеты Илум; причем, эти идеи ненавязчиво подхватываются в фильме "Изгой-Один" и его романе-компаньоне "Катализатор"!

Но самая главная миссия джедаев, согласно "Асоке" – в том, чтобы наводить мосты. Осмыслить традиции прошлого и найти тех, кто сможет воспринять их в будущем. Очистить попранное знание от скверны (в буквальном смысле!) и использовать его для защиты других людей. Связать тех, кто хочет помочь, с теми, кто нуждается в их помощи. И так – от отчуждения и изгнанничества к дружбе и взаимопомощи, от одной "незначительной" планеты к другой, от разобщения к единству индивидуальностей. Можно даже сказать, к Альянсу.

К слову, по этой же самой причине в романе столь мало внимания уделяется Империи, а злодеи по сути остаются безликими и безымянными функциями. Автор подчеркивает, что индивидуальность не имеет для Нового Порядка никакого значения: планеты и люди всегда остаются лишь цифрами в статистике, эффективным ресурсом без прошлого и будущего. Кто-то, конечно, может сказать, что такой взгляд слишком многое упрощает – и действительно, схожие мотивы в Servants of the Empire были показаны куда более неоднозначно – но с художественной точки зрения эти упрощения вполне оправданы. Как уже упоминалось, яркая индивидуальность – одна из главных черт Асоки как персонажа, и потому она столь сильно ценит ее в своих друзьях и ощущает ее отсутствие во врагах. Ну или, возможно, просто предпочитает закрывать глаза на то, что среди имперцев тоже есть люди. "Шпилька" же, что тут поделаешь.

В конце концов, "Асока" – именно что "личная" история, целиком погруженная в мировоззрение и переживания своей героини. Так же, как и сама Асока, роман имеет свои острые углы и иногда позволяет себе слишком поспешные суждения; но легко компенсирует их теплотой, харизмой, чуткостью в деталях, ненавязчивым чувством юмора и искренним интересом к тайнам вселенной. Кого-то, разумеется, эта книга будет раздражать или покажется ненужной – ну как тогда, в 2008 году. Но куда больше читателей встретят работу Э.К. Джонстон с теплотой и интересом, как старого друга. Ну что, мол, произошло в твоей жизни за эти годы? Говоришь, ничего серьезного? А ведь ты, однако, изменилась!

И это весьма приятные изменения – как для Асоки Тано, так и для новейшей истории "Звездных войн".